Психология шести миров Сансары

«Бардо Тёдол» говорит о том, что существуют шесть основных миров Сансары. В эти миры мы попадаем под влиянием преобладавшей в нас душевной направленности – вокруг чего обычно крутились наши мысли в недавней жизни, какие эмоции мы испытывали чаще всего, к чему стремились, чего боялись, что любили и чем восхищались. Поскольку все миры Сансары считаются нечистыми, то и наши созвучные с ними душевные состояния также нельзя назвать самыми высокими. Возможно, у нас бывали и более высокие состояния, но они возникали редко и быстро проходили, а мы не сумели укрепить и расширить их настолько, чтобы они смогли стать нашими проводниками в лучшие миры после смерти.

Иллюзорные миры Сансары следует рассматривать скорее как полное погружение в характерные для них душевные состояния, чем как занимающие конкретную территорию в нашем трехмерном пространстве (за исключением мира Людей и мира Животных). Они существуют одновременно с нами, рядом с нами, вокруг нас, но не конкурируют с нами за место. Четыре из них проходят параллельно, на других частотах вибраций, не пересекаясь с нашей земной реальностью. Поэтому мы не способны их воспринимать, пока находимся в физическом теле. Но теперь, будучи в тонком теле, бывший человек может приблизиться к ним, войти в них, стать их частью.

Высший мир в Сансаре – это мир Дэвов, или Полубогов. Он находится выше нашего мира Людей, в котором мы с вами сейчас пребываем. Мир Дэвов очень похож на христианский Рай – там также не существует тяжелого труда, тягот жизни, а, напротив, царят всеобщее блаженство и беззаботность. Прекрасные пейзажи, сказочные дворцы, драгоценные камни, отдых, наслаждения, приветливые лица вокруг… Казалось бы, там есть все, чего только можно пожелать. И все же это только Сансара… В христианстве считается, что Рай – это предел мечтаний для человека, выше которого он не может подняться ни при каких условиях. Тибетская книга говорит о существовании миров выше Рая, к которым надо стремиться. Однако по большому счету буддизм в этом почти не расходится с христианством, подчеркивая слишком незначительную, ничтожную вероятность для обычного человека выйти за пределы Сансары. И тем не менее он хотя бы пунктиром указывает нам на дальнейший путь в перспективе, не искажает истину по причине нашей неспособности понять ее в полном объеме в настоящее время.

В чем же заключаются негативные аспекты райского мира Дэвов, почему он, такой привлекательный, все равно ненастоящий? Разве мы не должны стремиться к тому, чтобы нам было хорошо? На этот распространенный вопрос мне хочется, в свою очередь, также задать вам вопрос: чем вы готовы пожертвовать ради состояния блаженства, вы согласились бы приобрести его любой ценой? Например, сойти с ума и принимать психиатрическую лечебницу за царский дворец, а себя за царя в нем? Или превратиться в животное, не ведающее страданий, допустим, любимую собачку доброй хозяйки? Большинство людей отвечает на подобные вопросы отрицательно, даже если перед тем они жаловались на свою несчастную долю. Они интуитивно чувствуют, что состояние блаженства – это все же не самое главное в нашей жизни. Важно также принимать во внимание, какой ценой оно куплено, от чего пришлось отказаться ради него.

Конечно, все мы хотим, чтобы нам было хорошо. Но в слово «хорошо» не все вкладывают одинаковый смысл. В действительности люди стремятся либо к счастью, либо к наслаждению. А это далеко не одно и то же. Для достижения счастья или психологического благополучия важно не только само переживание приятных эмоций, но и осознание того, что они получены достойным путем. Для наслаждения источник приятных эмоций совершенно не важен, главное, чтобы их можно было постоянно черпать откуда угодно. Иногда даже сам факт нарушения закона (морального или юридического) усиливает наслаждение. Например, психологическая «польза» воровства может заключаться не только в том, что удалось присвоить себе чужие деньги или ценные вещи, но и в том, что удалось проявить свою «смелость», «ловкость», обмануть, перехитрить других людей и даже органы власти.

В основе счастья очень часто лежит фундамент прошлых страданий, через которые человек прошел, постиг их смысл и сумел преодолеть. Поэтому состояние счастья относительно устойчивое – ведь оно базируется на собственном поведении, на умении быть счастливым, иногда даже вопреки внешним условиям. В отличие от этого состояние наслаждения зыбкое, мимолетное, возможно, даже «украденное» у жизни, но в любом случае не связанное с духовным трудом человека. Поскольку «воровство» может быть неоднократным, то эфемерность наслаждения не исключает возможности его воспроизводства в течение какого-то времени, можно даже надолго погрязнуть в трясине удовольствий. 

Ученые выявили, что в мозгу у человека и у животных имеется так называемый центр удовольствия, который можно раздражать самыми разными способами, в том числе искусственным путем. Они заинтересовались, как будет влиять активизация этого центра на поведение животных. С этой целью в лабораторных условиях были поставлены специальные эксперименты на крысах. Крыс научили нажимать на педаль, в результате чего замыкался контакт и их центр удовольствия получал стимуляцию. К чему же это привело? Оказалось, крысы приходили в такое возбуждение, что становились похожими на безумных. Они забывали обо всем на свете и без конца нажимали на педаль, раздражающую центр наслаждения в их мозгу. У них даже пропали инстинкты самосохранения и продолжения рода: они отказывались от пищи и от контактов с особями противоположного пола. Зачем им было все это теперь, когда те же самые ощущения, и даже еще более яркие, можно было получить искусственным путем? Им не нужно было больше ни добывать себе пропитание, ни завоевывать в конкурентной борьбе право на обладание самкой. И хотя эти сверхприятные ощущения были «ненастоящими», крысам это было все равно. И уж им вовсе было невдомек, что такое поведение в конце концов приведет к собственной гибели и вымиранию рода в целом.

Не похоже ли подобное кручение колеса удовольствия на мир Дэвов? Конечно, эта аналогия отнюдь не прямая, поскольку мир Дэвов гораздо более утонченный и возвышенный. Потому и наслаждения там тоньше, в них присутствует интеллектуальное и духовное начала. И все же сходство есть, поскольку в обоих случаях удовольствие отделяется от его источника, предстает в чистом виде, и в этом смысле оно «ненастоящее». Эксперимент с крысами наглядно показывает, что такое вполне возможно. Мы уже знакомы с идеей, что все миры Сансары (в том числе и Рай) являются иллюзорными, если смотреть на них из высших измерений. Искусственное блаженство крыс можно рассматривать как модель микросансары в Санcape, или иллюзию второго порядка, созданную учеными. Для нас, наблюдающих со стороны, очевидно, что «крысиный рай», несмотря на всю свою заманчивость, является иллюзорным, хотя крысы этого не понимают.

Те, кто изучал психологию, знают, что наш мозг состоит из левого и правого полушарий, имеющих разные предназначения. Если временно усыпить одно из них, то второе полушарие, оставшееся активным, имеет возможность проявить в полной мере свои свойства. Доминирование левого полушария способствует хорошему настроению, а если временно вообще отключить правое, то человек впадает в самую настоящую эйфорию. Он приходит в восторг от чего угодно, главным образом, от самого себя, и ему кажется, что все другие также разделяют это мнение и любуются им. Он беспрерывно говорит, скорее даже тараторит, совершенно не обращая внимания на реакцию окружающих. Он не думает о том, что уместно в данном случае, а что – нет, его сдерживающие центры выключаются и перестают работать. Все окружающие кажутся ему друзьями, и он лезет к ним с объятьями и поцелуями. Правда, его речь становится малопонятной, голос – срывающимся, гнусавым или сюсюкающим, он ставит акценты не на тех словах, иногда даже на предлогах и союзах. Но сам он этого не замечает. В реальной жизни подобное поведение часто проявляют добродушные и распущенные люди в состоянии сильного алкогольного опьянения. Иногда случается так, что правое полушарие не просто временно усыпляется, а по-настоящему выходит из строя, например в случае кровоизлияния. А человек, оставшись с одним левым полушарием, не ощущая своей беды, проявляет маниакальные реакции. Его субъективное состояние кайфа основано на объективном несчастье!

Итак, неумеренная активность левого полушария создает ни на чем не основанную иллюзию блаженства, как и нажатие педали, подключенной к центру наслаждения в мозге. Состояние человека без правого полушария отчасти напоминает райский мир Дэвов на нашей Земле. Эта аналогия очень приблизительная, поскольку наслаждения в райском мире несравненно более возвышенные, чем в земной жизни, тем более у пьяных. Как мы знаем, в Рай попадают далеко не все, его еще надо заслужить. И уж конечно, это достигается не пьянством и не отказом от своего правого полушария, в котором гнездится творческая жилка постоянной неуспокоенности. И все же ощущение Рая на Земле может быть чисто иллюзорным – причем на любом уровне, в том числе и на самом высоком.

Психологические исследования показывают, что при ответах на вопросы люди чаще всего отказываются от сознательного выбора в пользу удовольствия. Однако на практике они своим поведением демонстрируют множество таких примеров, получая наслаждение от курения, переедания, бесконтрольного употребления наркотиков. Поскольку путь к настоящему счастью очень труден, многие предпочитают делать то, что легче. Например, легче проявлять несдержанность и идти на поводу у своих импульсов, чем ими руководить и направлять в нужное русло. Делать по утрам гимнастику труднее, чем лежать лишние десять минут. Трудно планировать и начинать новые дела, легче продолжать старые. Еще труднее вообще сменить образ жизни и направление деятельности, гораздо легче идти по накатанной дороге, даже если она ведет в никуда. Писать собственную книгу труднее, чем конспектировать написанные другими книги. И самое трудное руководить всеми этими процессами: чередованием работы и отдыха, напряжения и расслабления, общения и уединения, понимать, что именно сейчас надо делать, где, с кем, сколько времени и до какой степени.

Различие между настоящим и мнимым стремлением к психологическому благополучию можно видеть у людей, обращающихся за помощью к психологу. Некоторые приходят, чтобы просто выплакаться, получить понимание, сочувствие, которого им так не хватает в жизни. Если им это удается, их охватывает эмоциональный прилив восторга. Но эти приятные чувства не содержат в себе никаких ростков будущего благополучия. Ведь если поведение останется прежним, то завтра у человека снова возникнут похожие проблемы, которые опять приведут его к тому же самому психологу. И получается замкнутый круг. Такой человек может даже попасть в зависимость от психолога, будучи не в состоянии обойтись без постоянного понимания и сопереживания, которые ему удается приобрести только за деньги. Но изменять свое восприятие мира, людей, себя, а тем более вести себя по-другому ему не хочется. Зачем думать, работать, напрягаться, когда так сладостно прямо сейчас пить из чаши понимания и сочувствия к себе? И психологическая помощь при таких установках превращается в своеобразный наркотик. Добросовестные психологи обычно долго не работают с такими клиентами, поскольку они считают своей задачей помочь человеку найти собственный путь, а не служить жилеткой, в которую можно в любой момент поплакаться за деньги.

К устойчивому счастью приводит только развитие, включающее в себя неизбежное преодоление трудностей. Если же кратковременное удовольствие было получено заведомо неправомерным путем, то оно вызывает синдром «похмелья» в душевной сфере. Нельзя стать счастливым, проявляя распущенность, обманывая жизнь и «воруя» у нее крохи наслаждения. За это придется расплачиваться быстрым и значительным ухудшением здоровья, снижением самооценки, а то и самым настоящим презрением к себе, даже если все это прячется под «защитными механизмами» психики. Настоящее психологическое благополучие отнюдь не тождественно эйфории. Оно заключается в понимании и нахождении своего места в мире, в относительной гармонии с собой и окружающими людьми, в постоянном развитии, движении ко все новым достойным целям, в наличии смысла жизни. И этот путь сопровождается отнюдь не только положительными эмоциями, хотя они должны преобладать. Но прежде чем преодолеть препятствие, необходимо напряжение, борьба, исход которой проясняется далеко не сразу. Психологическое благополучие невозможно без развитого волевого начала в человеке, когда благодаря усилиям или даже насилию над собой преодолевается временное неблагополучие.

Эта закономерность проявляется практически во всех сферах жизни. В творчестве нужно уметь заставлять себя преодолевать нетворческие состояния, когда кажется, что нет вдохновения и дело совершенно не идет. Работаю как проклятый — так говорят о себе не только люди тяжелого физического труда, но и творческие. В эти периоды особенно требуется усидчивость и даже умение временно поскучать. Правда, это обычно вознаграждается приходом вдохновения и повышением самооценки. В общении также недопустимо говорить и делать только то, что хочется, не обращая внимания на собеседника. И иногда приходится буквально заставить себя настроиться на него, если этого требуют обстоятельства. Искусство быть адекватным никому не дается легко, оно требует развитой воли. Но если мы хотим сами себя уважать, хотим, чтобы в нашей жизни присутствовали настоящая дружба и любовь, необходимо развивать в себе самообладание.

Для настоящего психологического благополучия необходимо зачастую делать то, что не хочется в данный момент, но необходимо для будущего. А это, в свою очередь, невозможно при отсутствии стимулов. Или, говоря другими словами, настоящее счастье включает в себя капельку несчастья. Даже для организма лучше есть немного, вставать из-за стола чуточку голодным. Но эта «капелька» препятствий должна быть действительно преодолимой для человека. В дальнейшем, когда преодоление становится привычкой, оно дается все легче и легче. Сами желания начинают подстраиваться под новый образ жизни: есть и лениться хочется мало, а без работы и без развития уже невозможно представить себе жизнь. И привычка к активным усилиям постепенно становится действительно внутренней потребностью. Настоящее благополучие отличается от иллюзорного тем, что оно имеет гораздо больший запас прочности. Иллюзорное благополучие, основанное на «воровстве», рушится, когда обстоятельства больше не дают такой возможности. А настоящее благополучие гораздо меньше зависит от внешних условий, оно коренится в самом характере человека. Такому человеку знакома радость от преодоления внутренних и внешних недостатков, и даже сам процесс такого преодоления является для него счастьем. Он преодолевает препятствия снова и снова и опять достигает желаемого, уже на новом уровне.

Наша земная жизнь хороша тем, что в ней присутствуют проявления высших миров. Постоянный труд души относится именно к таким проявлениям. И тот, кто в состоянии постоянно и неукоснительно следовать по этому пути и сделать это своим главным жизненным принципом, может после смерти подняться даже выше мира Дэвов, а возможно, вообще уйти из Сансары. Хотя, по всей видимости, для этого потребуется далеко не одна земная жизнь.

Главным препятствием к выходу из Сансары является нежелание отказаться от ощущения себя отдельной единицей, страх потерять себя в ком бы то ни было, даже в Боге. Всем нам знакомо упоение собой, восторг от своих успехов. Но, с другой стороны, мы изведали и блаженство слияния с кем-то или с чем-то. Например, с любимым человеком. А может быть, в нашей жизни был период, когда мы остро ощущали себя частью большого дела, коллектива или даже всего человечества. Попробуйте взвесить на весах ценность ощущения своего «я» и ценность растворения себя в чем-то гораздо более великом. Что перевешивает? Чем больше человек отдает предпочтение своему «я», тем сильнее и болезненнее проявляется его самолюбие. Следовательно, тем дальше он отстоит от Нирваны. И Рай в этом отношении не является исключением – его обитатели так же цепляются за свое «я» и чувствуют там одиночество вследствие своей разделенности друг с другом, как и во всех прочих мирах Сансары. Хотя, скорее всего, все же не так остро, как в человеческом существовании.

В мир Дэвов попадают люди легкие, веселые, доброжелательные. Окружающие часто считают их баловнями судьбы. Они общительны и отзывчивы, но только до тех пор, пока это их не особенно напрягает и тем более не угрожает их благополучию. Они прекрасно чувствуют себя при жизни, и в это привычное состояние они погружаются и после ухода из нее. Главный их жизненный принцип – чтобы им всегда было хорошо, а по возможности также и другим людям вокруг них. А уж реальное это благополучие или мнимое – для них не так важно. Если им не хватает положительных эмоций, то они их себе организуют сами из чего угодно. Например, окружат себя льстецами, чтобы пить сладкий напиток похвал и восторгов. Они млеют от любых дифирамбов в свой адрес, и поэтому их легко обманывать и ими управлять. Если они занимают высокое социальное положение, то круг льстецов вокруг них очень обширный. Если же нет, то они дружат с людьми, подобными им самим, и они хвалят друг друга, создавая таким образом нечто наподобие группы самопомощи и самоподдержки.

Люди-«дэвы» не переносят критику даже в небольшой дозе. Еще бы: ведь она угрожает их самооценке и мешает любоваться собой. Поэтому тех, кто говорит им неприятные вещи о них, они считают завистниками и с ними не дружат. Они стараются видеть только свои лучшие качества, причем значительно преувеличивают их, тем самым обманывая себя, искажая правду. Именно к таким людям обращены классические слова А. Пушкина: «Тьмы низких истин нам дороже нас возвышающий обман». Если будущие «дэвы» не особенно умны и недостаточно воспитаны, то они открыто хвастаются, вызывая насмешки окружающих. Но им необходимо упиваться собой, и во имя этого они готовы на все. Преобладание хорошего настроения делает их по-настоящему обаятельными, зажигает блеск в глазах и усиливает их энергетику. Свои недостатки они не то что совсем не знают, но не придают им значения, считают их мелочами. Ради самолюбования, легкости эмоционального фона и беззаботности они искажают реальность, часто не осознавая этого. Их «защитные механизмы» психики позволяют им чувствовать себя наподобие крыс, активизирующих педалью центр удовольствия в мозге.

К миру Дэвов приводит несколько завышенная самооценка, тщеславие в сочетании с высокой энергетикой, общей доброжелательностью к людям, приветливостью, готовностью к необременительной помощи. И если в земной жизни будущих «дэвов» окружают либо родственные души, либо льстецы, предназначенные для других миров, то естественно, что в той части загробья, где они будут находиться, вместе с ними окажутся только обитатели мира Дэвов. Поэтому после смерти у них не будет разочарований из-за обмана и корыстных побуждений партнеров. Кроме того, как мы уже знаем, все наши эмоции после смерти концентрируются и усиливаются. Так что закономерное усиление приятных эмоций, преобладавших в земной жизни людей-«дэвов», приведет к полной, совершенно безоблачной эйфории после ее завершения. И в этом распрекрасном мире можно пребывать очень и очень долго, особенно по сравнению с кратковременной жизнью на Земле. Однако небесное блаженство, лучезарность мира Дэвов все же является обманчивой и в конечном счете оказывается такой же кармической иллюзией, как и остальные миры Сансары. А иллюзии, как утверждает Тибетская книга, не могут быть вечными. Поэтому обитатели Рая в какой-то момент из него вываливаются и совершенно неподготовленными переходят в другой мир. Скорее всего, это будет либо наш мир Людей, либо мир Асуров.

Соискателям мира Дэвов не всегда удается вызывать восхищение окружающих, не всегда жизнь подтверждает их излишне высокое самомнение. Некоторые встречают насмешки, иронию в свой адрес, а то и вовсе открытую вражду, сопровождаемую ненавистью и агрессией. Не все из них в состоянии устоять перед соперничеством, часть потенциальных дэвов заражается негативными эмоциями других людей и втягивается в противоборство. Увы, им не всегда удается одержать победу в этой борьбе. Когда поражений накапливается много, счастливое мироощущение постепенно отступает, а на его место приходят зависть, ревность, переживание несправедливости и желание взять реванш. Если эти чувства начинают все чаще посещать человека и постепенно воцаряются в его душе, то кандидат в мир Дэвов все более и более отдаляется от райского мира. По состоянию своей души он начинает приближаться к миру Асуров.

Мир Асуров – это мир враждующих великанов, или гигантов, – главным образом энергетических гигантов. После смерти к нему притягиваются люди сильные, властные, отчасти агрессивные, стремившиеся при жизни подавлять других и управлять ими в своих личных интересах (не обязательно корыстных). Даже если они не совершали противоправных или явно аморальных поступков, их общее мироощущение само по себе могло порождать перманентную напряженность в человеческих отношениях. И не важно – осознавали они это или не осознавали – по своей сущности они все равно являлись «асурами».

Приходилось ли вам встречать людей, которые, где бы только ни появлялись, как у них сразу же возникают враги? Они не могут жить без врагов, даже если утверждают обратное и верят в это сами. Одним из них является лермонтовский Печорин, который говорил: «Люблю врагов, хотя это и не по-христиански. Они волнуют мне кровь». Далеко не все из них так откровенны, как Печорин, хотя чувство напряжения, борьба притягивают их, может быть и неосознанно. Без этого им скучно. А находить себе другие источники возбуждающих эмоций они не умеют или не хотят, поэтому привычно делают то, что им более всего свойственно – сеют вокруг себя раздоры, конфликты, войны, втягивая в это окружающих. Иногда не они бывают зачинщиками вражды в явном виде, но тем не менее всем свои видом, выражением лица, случайно оброненными фразами, общим фоном зависти и агрессивности они возбуждают соответствующее поведение в других людях (в первую очередь в тех, кто сам имеет к этому некоторую склонность).

Если у вас слишком часто возникают конфликты, и вы не знаете, почему, то обратите внимание на свое общее мироощущение и отношение к людям.

Есть люди, которые рассматривают всех, кого встречают на своем пути, как потенциальных конкурентов, даже независимо от того, являются ли они таковыми в действительности. Этот подход к себе и к окружающим является изначально конфликтным. Человек с таким мироощущением при каждой новой встрече производит в уме свои привычные оценки-сравнения: кто из нас лучше (или умнее, способнее, сильнее, красивее)? Для чего он это делает? Делового мотива здесь может и не быть, просто ему хочется в очередной раз самоутвердиться за счет другого. Партнер обычно это чувствует, и в свою очередь тоже «заводится», действительно становясь соперником без всяких к тому объективных оснований. В результате в самой безобидной ситуации начинается конкуренция, и практически вся жизнь «будущих асуров» является ареной битвы. Эти привычные битвы и связанную с ними энергию вражды они продолжат и усилят за порогом земной жизни.

Конечно, нельзя отрицать, что иногда конкуренция в нашей жизни возникает вполне реально. Но здесь речь идет о другом. Существуют люди, которые на каждом шагу создают конкуренцию практически из ничего, тогда как противоположный им тип людей даже в реальной конкуренции находит предпосылки для сотрудничества и уменьшения агрессивных эмоций.

Главная страсть людей-«асуров» – это стремление к превосходству. Она основана на сверхчувствительном, никогда не насыщаемом самолюбии. Их ощущение собственного «я» очень болезненно и уязвимо. Им нужны постоянные доказательства своего превосходства над другими – только тогда, как им кажется, они смогут убедиться в своей ценности и ощутить удовлетворение. Но это впечатление обманчиво, так как стремление превосходить других по своей сути не насыщаемо. Даже если они победили здесь и сейчас, то это еще не факт, что так будет и дальше. Поэтому им нужны все новые и новые подкрепления. Эта всепоглощающая, разъедающая их изнутри страсть приводит к тому, что всю свою жизнь они проводят в непрестанной войне с другими людьми.

Это им и нравится, и не нравится одновременно, так что борьба у них происходит не только с внешним миром, но и внутри себя. Одна часть их существа все время ищет и находит поводы для борьбы, причиняя тем самым боль другой своей части, стремящейся к гармонии и хорошим отношениям с людьми. Но первая часть у них сильнее, иначе они не были бы «асурами». Они часто испытывают душевный дискомфорт, но обвиняют в этом окружающих, заявляя, что именно те вынуждают их конфликтовать. Однако в действительности они просто не представляют себе, как можно жить иначе. Их мало волнует искусство само по себе, если оно не связано с борьбой, или самореализация без соперников, или мышечная радость от занятий спортом без всяких соревнований, или красота природы. Им вообще неведома радость от успехов других людей, для них это только удар по самолюбию и вызов к соперничеству. Их заводит исключительно (или главным образом) энергетика сражений, и они тянутся к этим переживаниям, устраивая их себе где угодно, и сами же страдают от этого. В них живет как бы внутренний враг, который выматывает их и отравляет им жизнь, но у которого они находятся в беспрекословном рабстве.

Снедаемые большей частью отрицательными эмоциями, «асуры» не являются счастливыми людьми. Но объективно они добиваются в жизни многого. Их высокая активность, неуемная энергия, жажда деятельности позволяют им добиваться таких результатов, которые для многих являются недосягаемо-желанными. Но «асуры» их не ценят, они почти никогда не чувствуют удовлетворенности, так как в большинстве случаев находят кого-то, кто превзошел их и отнял у них вожделенное первенство. И это лишает их покоя и счастья.

Неутоленное стремление быть всегда и во всем первым, постоянные сравнения себя с другими вызывают неизбежные чувства зависти, ревности, ущемленности. Если многие люди признают в себе ревность, считая это одним из проявлений любви, то склонность к зависти отрицают все поголовно. Тем не менее это переживание (конечно, в разной степени) знакомо всем и каждому. Перефразируя известную библейскую притчу, можно предложить первым бросить камень тому, кому совсем не знакомо чувство зависти.

Зависть не обязательно проявляется в активной форме, когда человек уничтожает результаты труда другого или ищет иную возможность причинить ему зло. Но пассивная зависть – не для «асуров». Снедаемые завистью, они в лучшем варианте вступают в открытую и честную борьбу, а в худшем – могут искать любые хитроумные способы уничтожить своих многочисленных конкурентов морально. В крайних случаях – не только морально, но и физически устранить их из нашего мира. Но здесь уже проходит граница между миром Асуров и Адом. «Асуры» все-таки имеют хоть какие-то моральные принципы и побеждают не только путем обмана и коварства, а главным образом за счет своей огромной внутренней мощи.

Под влиянием зависти люди-«асуры» могут развивать бешеную активность. Чтобы иметь самую лучшую машину, самую лучшую квартиру, самую лучшую дачу, они готовы работать денно и нощно, не щадя ни себя, ни своих близких. И когда им это удается, когда окружающие признают их превосходство и говорят им об этом, они испытывают ни с чем не сравнимый восторг, чувство триумфа. В этом они подобны людям-«дэвам». Но в отличие от последних они не просто отстраняются от тех, кто не выражает им своего восхищения. Они негодуют или злятся по этому поводу, заставляя всех вокруг себя признать их успехи и преклониться перед ними. Они вольно или невольно дразнят окружающих, разжигают в них не самые лучшие страсти. Но «асуры» не боятся зависти со стороны других, более того, они упиваются ею. Им кажется, что чужая зависть является свидетельством их успехов. Они презирают тех людей, которым никто не завидует.

«Асуры» отличаются не только огромной работоспособностью, но и предприимчивостью, поскольку их мысль неустанно работает над проблемой, как стать первым. Они отважны, смело идут на риск – ради первенства они готовы на все. Среди них много действительно выдающихся людей – изобретателей и предпринимателей. Также высока концентрация «асуров» в среде политиков. Чтобы пробраться к верхам, требуется сначала отодвинуть конкурентов – власть почти никогда не дается без борьбы. Кто же, как не «асур», готов идти в этой борьбе до конца, сметая вся и всё на своем пути? Остальным типам людей власть если и кажется сладкой, то все же не до такой степени. Поэтому у них возникают сомнения: стоит ли уж так отчаянно бороться за власть, стоит ли награда потраченных на нее усилий? Независимо от того, как они ответят себе на этот вопрос, сомнения делают их неконкурентоспособными по сравнению с «асурами». Вот почему во все времена на политическом Олимпе чаще всего оказываются сильные и энергичные, но не особенно добрые и миролюбивые люди. Увы, под их руководством человечество беспрестанно воюет в течение всей известной нам истории и будет воевать в обозримом будущем.

Мужчины-«асуры» нередко посвящают свою жизнь военному делу, так как это вполне легальный способ реализовать свою страсть к сражениям. Многие из них становятся прекрасными полководцами, некоторые – даже историческими личностями.

И хотя они причиняют массу страданий ни в чем не повинным людям, делают они это «по правилам», соблюдая кодекс военной чести. Например, личный кодекс чести Наполеона запрещал ему что-либо брать украдкой, похищать тайно. Он считал это постыдным для себя. Но отбирать силой, в открытую, завоевывать в борьбе – это было для него доблестью. Этические представления «асуров» в основном сводятся к тому, что «победитель всегда прав», и «то, что позволено Юпитеру, не позволено быку». И они завоевывают для себя роль Победителя и Юпитера, чего бы это им не стоило. Но после того как эти роли ими уже завоеваны, они нередко начинают испытывать страх их потерять. И тогда им повсюду мерещатся измены, предательства, заговоры, с которыми они борются всеми силами независимо от того, существуют ли те на самом деле. Для этого они снимают с должностей, отправляют в ссылку, а то и подвергают пыткам, уничтожают своих действительных или мнимых врагов. На этом скользком пути очень легко упасть и утратить психологию «асура», постепенно приближаясь к менталитету, присущему обитателям Преисподней.

Несмотря на то что люди-«асуры» причиняют огромное количество хлопот и страданий окружающим, они редко бывают одинокими, по крайней мере в расцвете своей жизни. Благодаря их огромной энергии и предприимчивости, они слишком многих втягивают в свои «игры». Общение с «асурами» может быть очень жестоким и мучительным, но уж во всяком случае не скучным. И те люди, которым не хватает своего внутреннего стержня (а таких – ох как много), тянутся к ним, одновременно испытывая желание уйти от них. Подобного рода психологическая раздробленность, душевная агония у них может длиться очень и очень долго. Иногда «асуры» проявляют даже благородство и покровительство по отношению к тем, кто им нравится и кто искренне признает их превосходство.

Еще одной причиной вечных и непрекращающихся конфликтов может стать чрезмерное стремление к совершенству – собственному или других людей. Стремиться к совершенству действительно необходимо, но при этом нельзя забывать, что полное совершенство на Земле практически недостижимо. Требование его от кого бы то ни было приводит к постоянному недовольству, раздражению, озлобленности. Эти психические состояния передаются другим людям, и они невольно заражаются ими. И постоянно тлеющее взаимное раздражение постепенно переходит в открытое противостояние и противоборство. Этот тип «асуров» может легко и незаметно для себя приобрести психологию кандидатов в Ад, и именно подобными благими намерениями вымощена туда дорога.

Люди с менталитетом асуров после смерти притягиваются к этому родному для них миру. Там они попадают в атмосферу необыкновенно напряженной враждебности, которая стискивает их наподобие железного обруча и не дает из нее вырваться. В мире Асуров совсем нет слабых или просто не стремящихся к власти людей, тех, кого легко было побеждать на Земле. Попавших туда окружают только подобные им сильные и враждебные асуры уже без кавычек. Огненные кольца, всеобщие нескончаемые пожарища, постоянная борьба, даже бойня – приблизительно таким можно представить себе этот мир, насколько это позволяет нам сделать наше человеческое земное воображение. Если на Земле войны сменяются относительно мирными промежутками времени, иногда длительными, то в мире Асуров периодов отдыха и восстановления не существует вообще. Этот мир наполнен беспощадными воинственными конкурентами, и они повсюду подстерегают попавшего туда. Там нельзя отдохнуть и расслабиться, там надо всегда быть начеку. Постоянно пребывать в такой враждебной атмосфере крайне тяжело даже очень сильным людям. Поэтому лучше еще при жизни принять все меры, чтобы не попасть туда.

И все же мир Асуров – это еще не самый страшный мир. Там бывший человек не лишен разума, у него есть свобода выбора поведения, в результате чего он может вырваться из этого мира. Если когда-либо на Земле он испытал чувство бескорыстной любви, сострадания, прощения, он может вспомнить эти психические состояния и снова пробудить их в себе. Чем больше он привык управлять своими эмоциями в земной жизни, тем легче ему будет это сделать и в мире Асуров. Он может вспомнить, что победить можно не только силой, но и добротой, настроить себя на то, чтобы понять боль и страдания своих конкурентов, проявить благородство по отношению к ним. Если ему это удастся, то хотя бы в этот момент он будет звучать уже не по-асурски. И пусть не сразу, но постепенно он начнет все меньше соответствовать миру Асуров, в результате чего в один прекрасный момент закономерно уйдет из него в более счастливые миры. Противоположный путь – нагнетание вражды, ослепление ненавистью – мало-помалу приводит к помутнению разума, навязчивым состояниям агрессивности и соответственно потере свободы действовать по своему усмотрению. Но исчезновение свободы означает уход из мира Асуров и падение в низшие миры.

Мир Дэвов и мир Асуров являются высшими сансарическими мирами с точки зрения имеющихся там энергетических возможностей и свободы выбора. Несмотря на то что пребывание в мире Асуров нельзя назвать счастливым, он все же считается выше нашего мира Людей. Таким образом, обвинения буддизма в идеализации пассивности здесь не подтверждаются. Как раз наоборот, люди-«асуры», превосходящие основную массу землян по своей силе и активности, невзирая на все их отрицательные качества, ставятся довольно высоко (конечно, в пределах Сансары). Сильная энергетика сама по себе является ценностью, в какой-то мере даже независимо от вектора ее направленности.

Мир Людей – это третий мир в Сансаре по уровню интеллектуального развития и свободы его обитателей. Несмотря на все несовершенство нашего мира, буддизм называет человеческую жизнь «драгоценной», так как она дает наибольшие потенциальные возможности для освобождения и ухода из Сансары. Эта жизнь, такая родная и знакомая, является в то же время для нас непостижимой тайной. Мы не знаем, кто мы, откуда мы взялись и почему мы сейчас находимся здесь. Но мы интуитивно чувствуем, что правильно прожитая человеческая жизнь обязательно должна иметь смысл — и это в ней главное. Что же отличает человеческую жизнь от жизни в остальных сансарических мирах? Прежде всего три вещи – огромная тяга к общению с себе подобными, стремление к познанию и к преобразующей деятельности. Если и то, и другое, и третье удается, то жизнь человека наполняется необходимым и желанным смыслом.

Полноценность человеческой жизни во многом зависит от качества нашего общения с окружающими. Тибетские ламы называют наш мир «квинтэссенцией общения», поскольку только благодаря взаимодействию друг с другом мы становимся людьми[8]. Общение на высоком уровне делает нашу жизнь по-настоящему интересной и содержательной. Но даже если это не удается, то зачастую конфликтное общение все же лучше, чем его отсутствие вообще. Одиночная камера является очень тяжелым испытанием для любого человека, даже самого глубокого интроверта. То, что А. Экзюпери называл «роскошью человеческого общения», является эмоциональным кислородом для каждого из нас и придает особую ценность нашей жизни.

Существа, населяющие другие, более тонкие миры, гораздо меньше нуждаются в общении, они сильнее погружены внутрь себя, исключительно в свои страдания или удовольствия. Находясь в разреженном состоянии, они продуцируют образы, которые являются одновременно и продуктами их воображения, и самостоятельными существами. Совпадение плотности тела и сознания делает это возможным. Вероятно, в тонких мирах деятельность и общение не различаются. Только животные имеют столь же плотные тела, поэтому мы способны их видеть и знаем об их существовании. Но у них общение затруднено вследствие их слабого интеллектуального развития – у них меньше способностей накапливать опыт, которым они могли бы поделиться друг с другом, и меньше любознательности, т. е. потребности в восприятии этого опыта.

Наше общение друг с другом – это во многом обмен эмоциями и возбуждение новых эмоций в процессе общения. Поэтому нам далеко небезразлично, с кем общаться. Мы выбираем таких партнеров, которые способны доставить нам искомые эмоциональные состояния. Причем те эмоции, которые мы хотим получать сознательно, и те, к которым тянется бессознательная часть нашего существа, не обязательно совпадают. Мы ищем созвучия своих чувств с чувствами других людей, стремимся найти им отклик, даже если эти чувства отнюдь не высокой пробы, даже если они мучительны для нас и мы хотели бы от них избавиться. Любые эмоции, разделенные с другими людьми, кажутся нам сладкими, по крайней мере в этот момент.

Например, если нас обуревает зависть или ненависть к кому-либо и эти состояния захлестывают нас, мы чаще всего не трансформируем их энергию во что-то более приемлемое, а просто стремимся излить на сочувствующего собеседника. Особенно это удается в том случае, когда и тот так же переполнен подобными эмоциями по отношению к той же самой ситуации или к тому же лицу. Возникает страстный диалог, который приносит временное удовлетворение обоим говорящим, поскольку при выплескивании своей боли или гнева наружу нам становится легче. Но в глубине души мы знаем, что это облегчение мнимое и не очень надежное. Проблема при этом все равно остается и тяжесть с души по-настоящему не снимается. А незаинтересованному человеку со стороны слушать такой разговор обычно бывает крайне тяжело – ведь эмоциональный фон людей, изливающих свою накопленную злобу, поистине страшен. Тем не менее между двумя завидующими или негодующими людьми может возникнуть на этой почве даже дружба, которую в быту обычно называют «дружбой против кого-то». Такого типа дружба очень непрочна, так как она базируется на шатком основании общей ненависти, и как только изменится ситуация или уменьшится ненависть в одном из партнеров, то исчезнет и платформа для дружбы. В этих друзьях, скрепленных общей завистью (или подобными чувствами), мы узнаем будущих обитателей мира Асуров – конечно, если это был не случайный редкий эпизод в их жизни. Пока они на Земле, они могут хотя бы временно объединить свои усилия и даже подружиться, испытывая друг к другу подобие теплых чувств. После смерти, в мире Асуров, их отношения будут складываться гораздо напряженнее и драматичнее, по принципу вражды каждого против всех и каждого.

Во время земной жизни мы можем вступать в отношения не только с близкими себе типами, но и, наоборот, с противоположными, дополняющими нас. Например, для будущих асуров таковыми являются люди-«преты», относительно слабые и почти лишенные честолюбия (более подробно о психологии «претов» мы поговорим в дальнейшем). Они становятся отдушиной для «асуров», поскольку ими легко управлять и на них они вымещают свою неудовлетворенность жизнью. Но такая «роскошь» для будущих асуров возможна только на Земле. А уйдя отсюда, они, как мы уже знаем, попадают исключительно в общество себе подобных, которые не дадут им ни малейшей возможности для отдыха и расслабления. Земная жизнь предоставляет гораздо большее разнообразие типов общения. Нам необходимо это понимать, ценить и использовать, пока мы находимся здесь.

Наше общение – это также обмен новостями, информацией, удовлетворение любознательности. Это происходит как на личностно-индивидуальном уровне, при общении конкретных людей между собой, так и на общественном, через средства массовой информации. Именно благодаря развитой способности к взаимодействию в мире Людей очень быстро передается любой новый опыт, так что открытие одного человека или группы людей обычно становится достоянием всего человечества. Такой путь развития привел нас к отрыву от всего животного царства и помог нам стать владыками земного мира. Мы распространяем информацию не только непосредственно от одного человека к другому в момент общения, но и опосредованно, сохраняя ее во времени – через так называемые «культурные консерваты»: книги, фильмы, записи на дисках, видео– и аудиокассетах, Интернет и т. д. И каждый из нас имеет возможность всем этим пользоваться, было бы желание.

Земная жизнь предоставляет почти всем людям возможности для приобретения опыта общения, познания и творческого преобразования хотя бы минимального сегмента действительности. Именно в этом ее главная ценность. Мы не ценим эти уникальные возможности только потому, что плохо представляем себе существование в других мирах и нам не с чем сравнивать. Но если прислушаться к своей интуиции, то она ясно скажет, что смысл жизни можно найти только на этом пути. Люди, достигшие пиковых состояний, пережившие клиническую смерть, говорят, что «оттуда» они многое увидели иначе. Теперь они смотрят по-новому на самих себя и свою теперешнюю жизнь. Самое главное, что они вынесли для себя, – это необходимость постоянного познания и доброго отношения, любви к окружающим. Психолог В.Франкл также пережил экстремальные ситуации, пройдя все ужасы концлагеря во время войны. Он пишет, что в этих нечеловеческих условиях выживали в основном только те, кто имел в своей жизни смысл, заключавшийся либо в завершении любимой работы, либо в воссоединении с любимыми людьми. Те, у кого не было ни того ни другого, не имели достаточных стимулов к борьбе за жизнь и умирали гораздо чаще.

И результаты работ ученых, и житейская мудрость говорят о том, что канва жизненных событий является лишь условием, вызывающим наши эмоциональные отклики и поступки. Только последние имеют настоящее значение, именно они составляют энергетику нашего существования как в этой жизни, так и в последующей. Внешние события задают лишь контекст, в котором происходит взаимодействие между людьми, и бросают вызов для преодоления трудностей и духовного роста. Конечно, все мы хотим, чтобы события нашей жизни были приятные или хотя бы приемлемые. Увы, это не всегда бывает так. Мы не знаем, почему нам даются такие разные, а главное, неравноценные условия существования. Скорее всего, помимо кармических последствий нашего прошлого это могут быть уроки, которые, с точки зрения высших сил, наиболее полезны для нас. То, что нам кажется болезненным сегодня, может завтра вызвать совершенно другой резонанс в нашей душе. И тогда это станет нашим достижением, нашей победой над обстоятельствами. Надо жить так, чтобы быть готовым к любым поворотам судьбы и позитивно усваивать ее уроки.

Когда люди жалуются на отсутствие смысла в их жизни, они в действительности не хотят думать и искать возможность воплотить общий для всех смысл применительно к своим реальным условиям. Конечно, это сделать нелегко, и потребность в смысле жизни у многих вступает в противоречие с душевной ленью и стремлением к удовольствиям. Излишне однообразная, рутинная работа также затрудняет нахождение в ней элементов творчества и смысла. Но нежелающая трудиться душа расплачивается за это переживанием бессмыслицы своего убогого существования. Переживание бессмыслицы гораздо страшнее, чем любые материальные затруднения и неудачи в делах. В этом случае обесценивается сама жизнь, потому что человек не выполняет своего предназначения и не приобретает в земной жизни достаточного опыта общения, познания и созидания. Мы все хорошо знаем, что опыт такого рода отнюдь не пропорционален количеству прожитых лет. Есть люди, прожившие немало лет, которые не приобрели почти никакого важного опыта. По всей видимости, восполнить это за пределами земной жизни окажется невозможным. «Там» мы сможем только переосмысливать и трансформировать полученный в плотном теле земной опыт. А если его было мало, то и загробная жизнь не будет отличаться интересным содержанием. Так что приобретенное ощущение серости и бессмысленности будет привычно сопровождать нас в других мирах. Возможно, за пределами Земли мы сможем приобрести совершенно новый опыт, связанный с другими условиями существования. Но он будет качественно иным, значительно отличающимся от теперешнего, он будет вообще «про другое».

Похоже, что в мир Людей нам придется приходить еще не раз, пока мы не усвоим все его уроки. Этот богатейший и разнообразнейший мир разума и страстей просто невозможно полностью постигнуть лишь за одну короткую человеческую жизнь. В мир Людей нас вновь и вновь возвращает наша страстность, неизжитые желания, стремление понять и реализовать то, что не удалось сделать в предыдущем воплощении. Эта жажда жизни сочетается в нас с разумом, способностью мыслить и направлять свои действия. И хотя у разных людей может преобладать как одна, так и другая сторона, все же речь идет только о количественных отношениях. Факт связи наших эмоций с разумом не вызывает сомнения. Если же страсти-влечения существуют сами по себе, без всякой возможности их постигать и контролировать, если даже само устройство мозга совершенно не приспособлено для этого, то мы имеем дело с миром Животных.

Мир Животных – это единственный мир в Сансаре (помимо нашего), о существовании которого нам хорошо известно. Животный мир отличается огромным разнообразием по видам и их уровню развития, но мы не будем ставить на этом акцент, поскольку наша задача – выявить общие характеристики мира Животных в противоположность миру Людей, а также найти типичные черты животных, присущие иногда людям. Большинство животных обладает практически столь же плотными телами, как и мы, и форма их жизни сходна с нашей. Они способны передвигаться, издавать звуки, испытывать наслаждение и боль. Животные также имеют пять органов чувств, а может быть, и больше, поскольку в некоторых случаях они проявляют прямо-таки экстрасенсорные способности, происхождение которых нам до сих пор непонятно. Например, они знают заранее о приближающихся землетрясениях, наводнениях и других природных катаклизмах. Да и обычные их органы чувств часто гораздо лучше развиты, чем у нас. Обоняние и слух собаки, зрение орла, умение кошек видеть в темноте – типичные примеры этого.

Широко известно, что животные обладают мощным инстинктом. Благодаря своему инстинкту они совершают удивительно целесообразные действия для достижения полезного результата. Но сути и значения этих действий они не понимают. Это было выявлено в ходе многочисленных экспериментов. Например, птицам, высиживающим яйца, специально подменяли яйца посторонними предметами, иногда даже не очень похожими на них. И что же оказалось? Птицы продолжали высиживать то же самое место, т. е. чуждые им предметы, не замечая подмены. У многих пчеловодов вызывает восхищение то, как пчелы закупоривают свои соты – самым искусным и экономичным способом, будто владеют наилучшей математической моделью для этого. Однако когда исследователи протыкали эти соты снизу, пчелы продолжали свою деятельность как ни в чем не бывало, несмотря на ее полную бессмысленность в этих условиях. На основе инстинкта невозможно заметить изменения и внести соответствующие поправки в свои действия. Это уже функция интеллекта. Если среда и условия обитания животных остаются неизменными, то инстинкт работает прекрасно. Но при любых изменениях инстинкт перестает быть помощником.

Интеллект позволяет нам мысленно отстраняться от конкретных ситуаций и включать их в другой контекст, отделять главное от второстепенного, обобщать различные вещи по сходным признакам, классифицировать. Интеллект позволяет нам также посмотреть на любое явление с разных точек зрения, представив себя на месте другого. Благодаря интеллекту мы можем расширить свои представления о мире и о себе, приобрести недостающий опыт не только на практике, но и за счет воображения. А это, в свою очередь, приводит к способности предвидеть последствия своих действий, чтобы руководствоваться не только сиюминутными порывами. Интеллект действительно является нашим индивидуальным руководителем и ведет нас по жизни. Не все люди в полной мере пользуются своим интеллектом и соответственно не все развивают его. Но такая возможность есть у всех.

Животные этого сделать не могут. Они значительно уступают нам по интеллектуальным и аналитическим способностям. Им приходится опираться только на групповой дух да на свои органы чувств – другого им просто не дано. А мы уже говорили, насколько несовершенны органы чувств даже в принципе, как они искажают реальную картину мира. Мы часто подправляем то, что непосредственно видим и слышим, делая это, может быть, незаметно для себя. Например, мы никогда не можем видеть шар или куб со всех сторон сразу. Если мы смотрим на них сверху, то не видим нижней части. Если располагаем перед собой, то от нас остается скрытой задняя часть. Но мы знаем, что они существуют и домысливаем их. В наше непосредственное восприятие обязательно вплетено знание. Животные не в состоянии выявлять общие закономерности, и они воспринимают мир только на основе своих органов чувств, т. е. иначе, чем мы. Благодаря относительно развитому интеллекту наши знания о мире гораздо полнее и разнообразнее, чем у животных. И человек поставил приобретенные знания себе на службу, освоив весь земной шар и подчинив себе животное царство.

К сожалению, человек гораздо меньше преуспел в управлении самим собой, чем внешним миром, хотя интеллект позволяет нам также постигать особенности собственной психики и поведения. Имея развитый индивидуальный дух, мы в состоянии понимать, что, например, многие наши эмоции и желания основаны на имеющихся у нас установках, убеждениях. Если последние неправильны в принципе или неадекватны при определенных условиях, то их необходимо пересматривать. Это поможет нам приобрести или сохранить психическое здоровье. Животным не дано осознавать свои представления о мире, хотя, судя по их поведению, они у них в скрытом виде также могут присутствовать. По крайней мере, мы можем выделить в их поведении элементы этих представлений.

Есть люди, у которых инстинкты и ощущения значительно превалируют над разумом. Им совсем не хочется подчиняться общественным нормам, каждый день работать, соблюдать дисциплину, напрягать голову. Они думают в основном о том, как бы поесть, поспать, напиться, заняться сексом. Они легко могут опуститься на дно общества, превратиться в бомжей, бродяг или просто ленивых трутней. Даже если такая жизнь их не полностью устраивает, то они все же готовы мириться с ней, лишь бы ничего не делать. В действительности они ведут полуживотное существование, хотя облачены в человеческое тело.

Поведение любого человека является не полностью сознательным, в нем присутствуют и автоматизмы, и машинальность, когда мы через минуту не можем вспомнить, сделали мы что-то или нет. Но пропорция между сознательными и бессознательными формами поведения у разных людей сильно варьируется. Если мы часто действуем машинально и проводим значительную часть жизни в полубессознательной дреме, избегаем всего нового, чтобы не разрушить привычную спячку, наша психика не так уж сильно отличается от животной. Если мы легко выходим из себя, отдаемся во власть низших инстинктов и связанных с ними эмоций ярости и страха, подпадаем под чужое влияние, вместо того чтобы самостоятельно управлять своей жизнью, если нам не хватает объективности и мы не можем посмотреть на положение дел с точки зрения другого человека, значит, в нас присутствуют не лучшие качества из мира Животных. Особенно роднит нас с ними наше невежество, нежелание мыслить, познавать, слабая воля, страх перед ответственностью, эгоцентризм.

Каким образом мы можем избавляться от этих качеств? В первую очередь, поддерживая в себе малейшие ростки противоположных тенденций и наблюдая за теми, кто преуспел в этом. Без управления своими эмоциями это сделать невозможно. Например, стремление к познанию развито у тех людей, которым процесс познания доставляет удовольствие. Им плохо, когда они чего-то не понимают, и, наоборот, рождение новой мысли, озарение вызывает у них восторг. Поэтому они стремятся снова и снова испытать интеллектуальные эмоции, в этом они видят одно из главных наслаждений жизни. Если вы пока еще не испытываете удовольствие от интеллектуальных эмоций в полной мере, то ничего страшного в этом нет. Пpocro не надо отрицать их ценность или, наоборот, предаваться чувству вины. Это не поможет. Но когда они возникают у вас хотя бы изредка (а изредка они возникают у всех), то на них надо обратить особое внимание и подольше задержаться в этом состоянии, т. е. продолжать думать, читать, удерживать интеллектуальное напряжение. То, что состоялось хотя бы однажды, в дальнейшем можно повторить и усилить. Поэтому, испытав однажды радость познания, ее можно и нужно закрепить, сделав со временем частой гостьей в своей душе. Движимый любознательностью человек постепенно становится все менее невежественным, все более осознающим. Точно так же можно избавляться и от других животных черт в себе, развивая хотя бы слабые ростки противоположного. Даже сам факт таких попыток уже существенно отделяет нас от мира Животных. Человеком с большой буквы нас можно будет назвать не тогда, когда мы достигнем совершенства (это невозможно), а когда начнем использовать свой интеллект для избавления от негативных качеств в себе.

Возможно, мы не виноваты в своих изначально животных наклонностях (если говорить о начале этой жизни). Но если мы идем у них на поводу, то, согласно народным представлениям в странах с буддийской культурой, мы можем в дальнейшем уже по-настоящему переродиться в мире Животных. Особенно в том случае, если наше невежество и распущенность в течение жизни еще более усилятся.

Мы мало знаем о возможностях перевоплощения людей в животных. Платон в своих ранних работах считал различия между душами людей и животных не слишком существенными. Однако впоследствии он пришел к мнению, что душа человека, как правило, не перевоплощается в тело животного. По мнению Платона, животные не обладают «мыслительной силой», которую утратить все же не так легко. Согласно многим ветвям эзотерического учения, все мы, нынешние люди, проходили стадию животных раньше и больше не должны туда возвращаться. Но тот, кто родился с изначально выраженными животными наклонностями да еще деградировал в процессе жизни, притянется к тому миру, обитатели которого по развитию находятся ниже мира Людей. Ему покажется с ними уютно, поскольку они не ущемят его самолюбия и не напомнят о его несовершенстве. И только уже окончательно провалившись туда, он почувствует острую неудовлетворенность, вызванную невозможностью понимать происходящее и полноценно общаться с себе подобными. Ибо взаимодействие между людьми требует высокого уровня развития, а невежество и бессловесность приводят лишь к подчинению или даже рабству. Но момент выбора уже миновал, и люди, попавшие туда, должны будут испить горькую чашу до дна, прежде чем получат новый шанс на улучшение своей судьбы.

Многие направления буддизма говорят о воплощении в мире Животных аллегорически, подразумевая под ним среду людей с крайне низким уровнем развития. Чтобы по-настоящему попасть в мир Животных, вероятно, требуется уж очень большая и длительная деградация. Так что на первых порах опускающийся человек будет воплощаться все же среди людей, но все более низкого интеллектуального и нравственного уровня. Однако так рисковать слишком опасно – ведь неизвестно, имеется ли у нас достаточный запас прочности и каковы наши кармические долги.

Мир Животных – это еще не самое страшное место в круге перевоплощений с точки зрения свободы его обитателей. Ниже его находятся мир Претов и Ад, где условия существования заданы более жестко. Если наш земной путь шел эмоционально (но не интеллектуально) по нисходящей, то можно, минуя мир Животных, прямиком угодить после смерти в один из этих тяжелых миров. Мир Животных обойдут стороной те, кого нельзя было упрекнуть в скудоумии или параличе воли. Но если при всех наших достоинствах мы были уж очень несчастными в своей земной жизни, причем не столько по фактам биографии, сколько по преобладающим состояниям души, то весьма вероятно, что мы попадем в мир Претов – предпоследний по тяжести мир в Сансаре.

Мир Претов, или Голодных Неприкаянных Духов, состоит из энергетики запредельной неудовлетворенности и уныния. Среди нас существует масса людей, которые постоянно находят повод быть чем-то недовольными и обиженными. Им вечно чего-то не хватает – любви, внимания, уважения окружающих, а также денег и других материальных ценностей. Они часто испытывают одиночество и эмоциональный голод, который практически невозможно насытить. Им кажется, что они никогда не встретят родственные души для общения и поддержки. Они жалуются на то, что люди их недооценивают и они занимают более низкое место в обществе, чем того заслуживают. Они впадают в отчаянье от того, что их жизнь идет совершенно «неправильно», а они не в силах на это повлиять. Эти люди являются неприкаянными духами – «претами» в земной жизни. Их можно узнать по характерному для них выражению лица – растерянному и унылому. Они нигде не чувствуют себя на своем месте, в «своей тарелке», им почти неведома умиротворенность и благодать. Они действительно страдают, и часто сильно страдают – в этом им можно посочувствовать.

Однако большинство своих страданий они создают себе сами. Люди-«преты» научены с детства воспринимать все явления и события таким образом, чтобы чувствовать себя несчастными. А уж дальше они просто поддерживают в душе это привычное состояние – поддерживают незаметно для себя, подпитывая его завышенными ожиданиями и несбывшимися надеждами. Они проходят мимо всего хорошего в своей жизни, не замечая поводов для радости или считая их маловажными, зато легко находят любые недостатки в чем угодно и развивают к ним особую чувствительность. Благо, в нашей земной жизни недостатки есть всегда. Даже при мелких неприятностях, там, где другой мог бы посмеяться над ситуацией или над собой, люди-«преты» погружаются в глубокое и длительное уныние.

Жить в таком состоянии тяжело, и поэтому они пытаются эмоционально «повиснуть» на других или обращаются за психологической помощью. Именно они составляют основной контингент посетителей психологов и психотерапевтов, поскольку, кроме профессионалов, мало кто способен выслушивать их в том объеме, в каком они хотят. Но и здесь они чаще всего настроены не на то, чтобы перестраивать свое мировосприятие, а лишь на то, чтобы выговориться и разделить свою боль с другим человеком. Первое трудно, но зато эффективно, а второе – легко и приятно, но совершенно неэффективно, поскольку старый тип восприятия будет порождать аналогичные проблемы вновь и вновь. Так что зачастую хождение к психологу становится похожим на периодическое снятие боли при помощи наркотика понимания и сочувствия.

Этот тип людей имеет высокий уровень притязаний, но при этом низкую самооценку. Они быстро теряют надежду и опускают руки, когда у них что-то не получается, но все равно не хотят отказываться от желаемого. В результате они постоянно страдают из-за недостижимости своих целей и мечтают о счастливом случае или о человеке, который пришел бы им на помощь. Поскольку такое случается крайне редко, то горькие переживания несбыточности и обреченности становятся обычным их уделом. Им необходимо найти равновесие между своими притязаниями и возможностями, либо снижая первые, либо наращивая вторые. Еще лучше идти по обоим направлениям сразу, тогда равновесие окажется устойчивым, а желания все более и более осуществимыми. Если это у них получится, они перестанут быть «претами».

Люди-«преты» страстно хотят только того, что заведомо несбыточно или почти несбыточно для них. Именно это возбуждает их чувства, а все остальное кажется им неинтересным, не заслуживающим внимания. Такой механизм возникновения чувств присущ не только «претам», но и многим другим типам людей, однако для «претов» это оказывается особенно губительным. «Асуры», например, любыми путями – вплоть до незаконных – добиваются труднодостижимых событий или отношений, и им это не так уж редко удается. «Преты» же имеют гораздо меньше энергии и изобретательности, зато опасений и страхов у них в избытке. Поэтому они в большинстве случаев не могут преодолеть стоящие перед ними препятствия. Это еще больше укрепляет имеющееся у них чувство бессилия и обреченности. При этом они сплошь и рядом пренебрегают тем, что у них есть, например приличной работой, добрым отношением со стороны другого человека. Если их место работы не самое престижное, то они страдают из-за невозможности устроиться лучше. Если их любит не слишком богатый и влиятельный человек, то они без тени сомнения отвергают его любовь. И в конце концов остаются у разбитого корыта.

Эти люди настолько привыкли страдать, что постепенно научились извлекать сладость из своих страданий. Такая эмоциональная позиция обычно называется мазохизмом. Но не будем торопиться заклеймить их как извращенцев. В основе их мазохизма лежит не изначальное стремление к собственной физической или душевной боли, а неспособность найти какие-либо другие источники радости. И тогда, чтобы урвать хоть малые ее крохи, в ход идет все, что угодно, – вплоть до эмоционального поедания самого себя. Такое болезненное извращенное удовольствие для них оказывается вынужденным вследствие слишком однобокого восприятия действительности – исключительно ее отрицательных сторон.

 Потерпев неудачу, «преты» не верят в возможность создания новых отношений и не переключаются на другие виды деятельности, а цепляются за старые раны и подолгу растравляют их. В этих привычных эмоциональных состояниях «преты» чувствуют себя достаточно уютно и чаще всего не хотят ничего другого, даже если утверждают обратное. По крайней мере, одна часть их существа не хочет этого, поскольку противится любым переменам – знакомое страдание их все же не так страшит, как что-то новое и неизвестное.

Менталитет «претов» можно назвать менталитетом нехватки всего на свете. Им кажется, что в мире не хватает и не может хватить на всех ни материальных благ, ни любви, ни психологического благополучия. Горько переживая ограниченность материальных и психических ресурсов на свете вообще, они наиболее остро ощущают все же собственную обделенность. Им непонятно, почему это должно отражаться в первую очередь именно на них. Мрачные размышления о несправедливости мира сего вызывают в них глубокую и непроходимую жалость к себе. Именно поэтому «претов» называют еще голодными духами – им всегда всего недостает. Они отпугивают людей своей ненасытностью. Про них в быту говорят, что протяни им палец, так они откусят всю руку. Создать близкие и устойчивые отношения «претам» действительно очень трудно, и они часто бывают одинокими, т. е. получают как раз то, чего так боятся и от чего стараются убежать.

При таком мироощущении жадность становится почти закономерным качеством «претов». Им хочется как можно больше всего запасти на черный день, и их жилище зачастую становится похожим на товарный склад. Запасы постепенно портятся, гниют, съедаются молью, выходят из моды, поскольку в физическом мире нет и не может быть ничего прочного, что было бы возможно законсервировать и сохранить в неизменном виде на долгое время. Они бессмысленно ограничивают в потреблении себя и своих близких, тем самым вызывая в отношениях напряженность и конфликты. Даже если они сами понимают нецелесообразность своего поведения, обычно все равно не могут отказаться от такого подхода, это «выше их». Чрезмерное стремление к накопительству во все времена служило сюжетом для комедий и находило живой отклик у читателей и зрителей. 

Если всю нашу жизнь воспринимать как большой театральный спектакль с распределенными ролями, то «претам» в нем чаще всего отводится роль жертв. Их неверие в свои силы и связанная с этим пассивность, как магнитом, притягивает к ним тех, кто легко управляет ими в своих интересах. Таковыми чаще всего оказываются уже знакомые нам люди-«асуры». Они подавляют собственные желания «претов» и включают их в сферу своей деятельности путем создания иллюзии защиты и причастности к чему-то значительному. Играя на неумении «претов» организовать свою жизнь и их желании за кого-то зацепиться, это сделать совсем нетрудно. Тем более что количественно «асуров» во все времена гораздо меньше, чем «претов», как и всегда в нашей жизни эксплуататоров бывает меньше, чем эксплуатируемых. Исходя из психологии «претов» и «асуров», у них могут быть только неравноправные, асимметричные отношения. В начале этих отношений «преты» обычно плохо представляют себе, что им уготовано. Так что жертвами они становятся отнюдь не добровольно, хотя полностью закономерно. И только в конце они с горьким изумлением в очередной раз задаются вопросом: почему они постоянно проигрывают, почему судьба к ним так жестока?

Вот так нескладно и бездарно проводят «преты» свою жизнь на Земле. Им и самим живется тяжело, и связанным с ними людям тоже приходится несладко. «Преты» считают себя несчастными страдальцами, и полная поглощенность своими переживаниями снимает с них, как им кажется, ответственность за глубинно неправильное поведение. Однако в действительности это вовсе не так. Постоянные страдания на Земле являются только индикатором того, что необходимо что-то пересмотреть и изменить в своем мирочувствовании и поведении. И мучения самих «претов» совсем не оправдывают того, что они нагружают своей тяжестью других.

Более того, их состояние подавленности само по себе является грехом. Находясь в таком состоянии, просто невозможно быть активно деятельным и любить людей. Именно поэтому в Библии уныние признается грехом. Развивая и усиливая эту мысль, Спиноза ставит знак равенства между счастьем и добродетелью. Он утверждает, что счастье приходит не как награда за «правильное» поведение, а само уже является тем самым состоянием, которое можно назвать добродетелью. Не наслаждение, не удовольствие, а именно счастье, включающее в себя не только радость, но и временные муки преодоления. Если же ожидать счастья в будущем в качестве награды за «хорошие» поступки сегодня, то, скорее всего, оно никогда не наступит. Совершение хороших (без кавычек) поступков само по себе наполняет человека радостью, даже если никакой дополнительной награды за это не будет.

«Претам» тяжело живется на Земле, но на этом их мучения не заканчиваются. И тем не менее их нельзя назвать злодеями, по которым плачет Ад. Мир уныния и подавленности, мир никогда не насыщаемого голода находится на одну ступеньку выше Преисподней. Похоже, что в современном христианстве эти тонкости не рассматриваются и все нижние миры называются одним общим словом – Ад.

А в «Бардо Тёдол» говорится о выжженных бесплодных дорогах, которыми идут Неприкаянные Духи, испытывая вечные муки нестерпимого голода и жажды. Иногда они видят нечто похожее на пищу и загораются надеждой, но всякий раз это оказывается миражом. Иногда они припадают к роднику, который тут же исчезает на их глазах. Их изображают с огромными желудками и крошечными ртами – символ невозможности насыщения. Из мира Претов очень трудно вырваться, поскольку энергетика несбыточности и обреченности там беспрерывно сама себя воспроизводит, и никаких других состояний обитатели этого мира не испытывают. Будучи в человеческом теле, нам трудно даже в воображении представить себе такое страшное сгущение отчаянья и подавленности. Выйти за пределы Сансары из мира Претов вообще невозможно, для этого надо пройти через новое воплощение на Земле. Только здесь они имеют шанс преодолеть психологию «претов».

Спускаясь все ниже по мирам Сансары, мы наконец добрались до Ада. Претендентов на это злополучное место часто можно отличить уже в земной жизни – в их облике и поведении прослеживается адский отпечаток. Им, также как и «претам», тяжело и неуютно живется на Земле, но в отличие от последних они более озлобленны, мстительны и агрессивны. Если вектор агрессии «претов» направлен в основном на самих себя, то у будущих обитателей Преисподней – преимущественно на других. Сталкиваясь с затруднениями, с невозможностью получить желаемое, «преты» ощущают свою несостоятельность и, быстро сдаваясь, начинают комплексовать. Их недовольство миром превращается в недовольство собой. У будущих адских персонажей, напротив, любые ограничения их неумеренных притязаний вызывают бешеную злобу и желание уничтожить противников или тех, кого они считают таковыми. А поскольку различного рода ограничений в нашей социальной жизни не так уж мало, то они очень часто впадают в состояние лютой ненависти ко всем и ко всему на свете.

Избавиться от гнева и злопыхательства труднее всего, так как эти эмоции создают иллюзорное ощущение своей правоты. Страдания «претов» во многих случаях приводят их к выводу, что надо что-то менять в себе. Что именно менять и как это сделать – это те вопросы, которым люди-«преты» иногда посвящают значительную часть своей жизни. На этом пути они действительно могут преодолеть психологию «претов» и стать более счастливыми. Страдания кандидатов в Ад, напротив, убеждают их только в порочности всего нашего мира, который, с их точки зрения, не заслуживает ничего, кроме ненависти и наказания. Но кто же в состоянии исправить весь мир, тем более ненавидя его? Подобные убеждения ведут только к тупику, сопровождаемому переживаниями своего бессилия и еще большей озлобленности. Вырваться из этого порочного круга невероятно трудно.

Все мироощущение кандидатов в Ад пронизано отчужденностью от мира и ожиданием постоянной угрозы отовсюду. Причем в чем конкретно заключается эта угроза и откуда она исходит, им и самим часто бывает непонятно. Просто они носят в себе общее ощущение враждебности окружающей среды. И это ощущение вынуждает их быть все время начеку, чтобы всегда быть готовым, как минимум, к обороне, а еще лучше – к нападению. И они действительно то и дело нападают на окружающих – физически или морально. Они могут осознавать свое агрессивное поведение или не осознавать, но в любом случае виноватыми себя не считают. Им кажется, что они вынуждены быть жестокими, что по-другому действовать просто невозможно: если они не будут подавлять окружающих, то тогда те возьмут над ними верх и причинят зло. Так уж лучше заранее придавить их, унизить, лишить возможности реализовать предполагаемые злые намерения.

Люди, чьи души родственны адским мирам, необыкновенно чувствительны к поведению других по отношению к себе и требуют, чтобы все люди действовали исключительно в их пользу. Все, что не соответствует их интересам, разрастается в их сознании до чудовищных размеров и приписывается злонамеренности окружающих. А раз так – значит, им надо мстить, мстить и мстить. Если их собственные интересы хоть как-то задеты, то никакая месть не кажется им достаточной. Тем более что сами они совершенно нечувствительны к переживаниям других и способны заметить чужие страдания разве тогда, когда они переходят грань человеческих возможностей. Причинение боли другим наполняет их не раскаяньем, а своеобразной искаженной гордостью. Весь наш мир представляется им ареной борьбы за то, кто кого заставит больше страдать.

Кандидаты в адские миры, не дожидаясь того, когда они попадут туда после смерти, по мере своих возможностей устраивают ад себе и вокруг себя уже на Земле. И им это прекрасно удается, хотя, конечно, любой земной ад по своей интенсивности все же несравним с загробным. Будущие обитатели Ада по своей натуре подвержены дурным настроениям и агрессивным импульсам и, не желая бороться с ними, вынужденно становятся их пленниками. Ими движут разрушительные тенденции, которые они сбрасывают на окружающих. Однако, отражаясь от других людей, те возвращаются к ним обратно и лавиной обрушиваются на них самих. Они задыхаются в этой удушливой атмосфере злобы и ненависти. Их терзает гнев не только в связи с конкретными поступками людей, но и из-за несправедливости жизни вообще, которая, как они считают, обделила их, недодала им земных благ по сравнению с остальными. Как следствие этого, в их душе прочно воцаряется лютая зависть, которая управляет ими и заставляет совершать угодные ей поступки. А ей угодно растоптать тех, к кому благоволит судьба, кому по каким-то необъяснимым причинам досталось слишком много. Люди Ада никогда не бывают хозяевами собственной души – власть в ней прочно удерживают их самые низменные инстинкты и страсти. Разрастаясь как раковая опухоль, они тут же душат едва промелькнувшие сомнения в необходимости жестокости.

Как же жить этим людям в невыносимо враждебном для них мире, среди переполненных коварством врагов, под вечным прессом страха и ненависти? Этими элементами адских миров будущие его персонажи выстилают весь свой земной путь. И не важно, так ли это на самом деле или только им кажется, – в их субъективной реальности это действительно так. Чтобы хоть как-то ослабить гнетущее внутреннее напряжение, этот тип людей старается переложить свою душевную тяжесть на других. Им кажется, что, обманывая и унижая свою жертву, поднимая со дна ее души взрыв отрицательных эмоций, они тем самым смогут избавиться от них в себе и решить свои психологические проблемы. Как будто общее количество страданий в мире заранее определено и на веки-вечные должно оставаться неизменным. Все, что им остается делать, это перебрасывать страдания, как мячик, от себя к другим. Такие ложные представления порождаются исключительно болезненным и искаженным ощущением себя во враждебном мире.

На самом деле это совсем не так – мы сами можем улучшать или ухудшать атмосферу вокруг себя и постепенно это действительно делаем. Порожденные нами психические состояния, проникая в других и распространяясь кругами вокруг нас, еще более сильными возвращаются к нам обратно – в создавший их эпицентр. В результате мир внутри и вокруг нас меняется. Конечно, меняется не мир в целом, а наша орбита в нем, наш маленький микромир. Но тем самым мы вносим свою крошечную лепту в улучшение или ухудшение мира.

Дорога в Ад проходит через разрастание наших неправомерных желаний, ничем не сдерживаемых и не контролируемых. Такая откровенная инфантильность дорого обходится человеку – ведь именно настаивание на нереальных требованиях вызывает мучительное переживание бессилия. Мы уже говорили о том, что для счастья необходим продуманный отбор целей, преодоление не только внешних трудностей, но и внутренних конфликтов, дисциплинированность, умение ждать и терпеть, не впадая в отчаянье, когда что-то не удается. Это трудно, и представители этой категории, о которых здесь идет речь, ничего этого не умеют, не хотят и даже не верят, что такие люди вообще бывают. Им гораздо проще отдаться во власть гнева, злобы, жажды мести. В бешенстве они бьют вещи, мучают животных и могут мечтать о том, чтобы атомная бомба уничтожила весь мир. К счастью, эти мечты очень трудно достижимы, но если кто-нибудь из этих персонажей получит большую власть, неизвестно, чем это может обернуться для человечества. Их мечты находят отражение в сновидениях – им часто снятся кошмары, убийства, кровь, трупы, черепа. Если и вам снятся такие сны, причем не эпизодически, а становятся регулярными и повторяющимися, то здесь есть над чем задуматься: что же выйдет из вашего подсознания после смерти? Куда вас поведут эти образы?

Некоторые люди с описанными психологическими характеристиками могут нарушать не только общечеловеческие моральные нормы, но также вполне конкретные статьи Уголовного кодекса, т. е. становиться преступниками. Ради своих неуправляемых желаний они готовы буквально на все. Убить, ограбить, изнасиловать – любая цена годится для удовлетворения их желаний. Обычно первое преступление дается нелегко, и не все кандидаты в Ад способны перешагнуть через этот барьер. Но те, кто его переступают, в дальнейшем еще больше меняются независимо от того, будет ли раскрыто преступление. Если первая преступная агрессия остается безнаказанной, то появляется опыт совершения преступлений, «успешный» опыт разрядки своих агрессивных импульсов на другом человеке. И в дальнейшем очень трудно устоять перед соблазном его повторения. Если же, наоборот, преступление оказывается раскрытым, то пребывание в тюрьме среди других уголовников необратимо калечит психику впервые попавшего туда. Легче изначально не вставать на этот путь, чем впоследствии свернуть с него. Чем дальше углубляется человек по пути преступлений, тем более созвучным он становится энергетике не просто Ада, а его самых нижних ярусов.

Все мы – вольно или невольно – являемся частью какого-либо сообщества сначала в мире Людей, а потом в других мирах. Прожить жизнь в полном одиночестве и невозможно, и невыносимо тяжело. Кандидаты в адские миры не являются исключением. Их отчужденность от большинства людей побуждает их искать другую, более близкую для себя среду Как известно, подобное притягивается к подобному, и рыбак рыбака видит издалека. Тот, кто созрел для преступления или уже вступил на этот путь, в дальнейшем закономерно вливается в преступные или террористические группировки. Вот он – тот мир, где будущий мученик Ада наконец-то чувствует себя «своим», к чему он так долго стремился. Группа необходима ему как воздух – она избавляет его от переживания одиночества и отчужденности от мира, создает иллюзию психологической защищенности, помогает усилить его слабое чувство «я», придает ощущение собственной значимости. Для одинокого и озлобленного человека группа является единственным связующим звеном с миром и потерять братство близких по духу людей невыносимо страшно. Поэтому психологическая зависимость от группы становится для него всеобъемлющей.

Да и сама группа не отпустит того, кто хоть однажды примкнул к ней. Основной контингент преступных и террористических группировок составляют крайне агрессивные и не адаптированные к миру люди – именно это и привело их сюда. Те же самые особенности поведения у них проявляются и здесь. Поэтому, чтобы сплотить группу и удержать от распада, необходимо направлять ненависть и враждебность ее членов на тех, кто остался за пределами группы, т. е. на весь внешний мир. Для этой цели образ внешнего врага жизненно необходим – без него преступно-террористические объединения не смогут существовать. Группа помогает организовать и совершить преступление, разрядить агрессивные импульсы. Ну а после совершения преступления террористы особенно нуждаются в защите группы: совместно совершенное преступление субъективно избавляет каждого от персональной ответственности и становится кровавыми путами для его участников.

Главари и организаторы подобных сообществ обещают его участникам вечное блаженство за пределами земной жизни, если они направят свою агрессию в нужное им русло. Однако психологически это просто невозможно – состояния злобы и ненависти совершенно несовместимы с высшими мирами.

В преступных группах агрессивные импульсы только усиливаются путем психического заражения и подражания друг другу А совершенные преступления остаются существовать в вечности. После смерти они неизбежно возвращаются к своим «родителям», к тем, кто их совершил. Они обволакивают их своей тяжелой энергией, и утяжеленные души вынужденно опускаются все ниже и ниже – в самый центр раскаленного ядра нашей планеты, где согласно большинству религий находится Ад.

Ад – это место циркуляции страшных энергетических потоков всей накопленной на Земле злобы и агрессивности, которые постоянно пополняются с прибытием каждого «новичка» после его очередной земной жизни. Они стискивают душу грешника со всех сторон и обрушиваются на него невероятной мощью бушующей ненависти. Попавший туда оказывается не в состоянии вырваться из этой зловеще удушливой атмосферы, которую он сам же и создал и которая теперь в условиях тонкого мира усиливается во много раз.

Описания страданий в Аду вызывают у многих усмешку, когда, расположившись в удобном кресле, мы читаем об этом. Однако там это становится вполне реальным. Там агрессия исходит не только от бывших людей, но ею насыщено все окружение. Крайняя степень жары или холода, едкий смрад от болот с гниющими трупами, реки с кипящей смолой, дороги, вымощенные вместо асфальта лезвиями, которые впиваются в ноги желающих убежать оттуда… По всей видимости, эти видения имеют свои варианты у каждого обитателя Преисподней, а в религиозных описаниях даются только самые общие образы, чтобы мы могли хотя бы приблизительно представить себе адские страдания.

Обстановка в Преисподней характеризуется еще и тем, что там нет кротких и доверчивых существ, на которых легко было вымещать свою злобу в земной жизни. Здесь все невероятно свирепы, подозрительны и люто ненавидят друг друга. Вновь прибывший оказывается просто шокированным такой атмосферой всеобщей враждебности, хотя именно этого и следовало ожидать. Его привычка выбирать для своей агрессии мягких и податливых людей здесь неосуществима.

В одном психологическом исследовании людей спрашивали, какие качества характера они хотели бы развить в себе и какие качества они хотели бы видеть в окружающих людях. Оказалось, что большинство опрошенных мечтают стать более волевыми, уверенными, напористыми, они считают, что наличие этих качеств помогло бы им в жизни. Но что касается других людей, то они предпочитают, чтобы те были добрее, отзывчивее и проявляли больше чуткости. Таким образом, многие люди хотят стать сильнее на фоне более мягкого мира.

В Преисподней все наоборот. Наглости там в избытке, а вот доброты и сострадания не проявляет никто. Согласно буддийскому учению, спасение оттуда хотя невероятно трудно, но все же возможно – по истечение многих тысяч или миллионов лет по земному счету. И оно лежит как раз на пути раскаяния и сострадания – собственного сочувствия по отношению к другим, а не ожидания этого со стороны других к себе. Даже зачаточное проявление этих чувств способно поднять мученика над Адом, так как эти эмоции не вписываются в энергетику нижних миров, идут вразрез с ними.

Ад отличается от всех других миров ощущением крайней стесненности и несвободы. Там бывший человек стиснут и замурован в собственной агрессии, с которой он не в состоянии расстаться. И это заточение без всякой возможности сделать хотя бы малейшее движение является одним из самых страшных мучений. Представьте себя на пике страдания, которое продолжается бесконечно долгое время и совершенно не движется, не переходит ни во что другое. Например, вас сжигают на костре, варят в кипящей смоле, а вы не можете потерять сознание или умереть. И это длится, длится, длится до бесконечности…

В земной жизни наши страдания также во многом связаны с ограничениями, с лишением свободы и выбора. Не случайно тюремное заключение предполагает намеренное лишение свободы. Страдания на каторге, в концлагерях помимо всего прочего вызваны невозможностью самому распоряжаться своей судьбой. Чем хуже карма человека, тем в более жесткие рамки загоняют его жизненные ситуации, тем меньше у него возможностей устроить жизнь по своему усмотрению. Но в земной жизни любой человек – даже при самой плохой карме – имеет хотя бы минимальную свободу выбора. Как бы ни были страшны для нас войны, пытки, предательства, физическое и моральное насилие, все же это только слабые отголоски того, что происходит в мирах Ада.

Жесткие ограничения свободы существуют во всех нижних мирах Сансары. Но только в Аду эти ограничения достигают предельного уровня – как по интенсивности, так и по длительности. В мире претов желания также недостижимы, и претам тоже приходится несладко – все, на что они «положат глаз», тут же растворяется и исчезает. Вечный голод и жажда являются их уделом – сюда входит и неутоленная жажда любви, одобрения, успеха. Но преты хотя бы идут выжженными дорогами, тянутся к желаемому, устремляются за обманчивой приманкой. И уже само движение, пусть пока безрезультатное, напоминает о свободе высших миров. Однако не стоит забывать о том, что грань между миром Претов и Адом очень зыбкая. Стоит только претам озлобиться, начать обвинять в своих бедах окружающих, проникнуться агрессией к миру, как они перейдут в разряд кандидатов в Преисподнюю. А удержаться в состоянии прета, т. е. всю жизнь пассивно и обреченно страдать, едва ли возможно. Так что «преты» в течение земной жизни либо поднимаются вверх, либо опускаются до границы Ада, а то и вовсе переходят за ее пределы.

Также тонка и опасна грань между Адом и миром Асуров, несмотря на то, что последний относится к разряду условно высших миров. В земной жизни «асуры» являются очень противоречивыми людьми. С одной стороны, они умны, энергичны, предприимчивы, трудолюбивы, иногда даже способны посочувствовать и помочь более слабым. А с другой – завистливы, ревнивы, превращают в соперников всех, кого только возможно, и борются с ними, проявляя временами самую настоящую жестокость. Что в них победит к концу земной жизни? Какая часть души окажется сильнее? Пока они остаются «асурами», в них плюсов больше, чем минусов. Но не исключено, что на каком-то этапе отрицательные стороны их натуры могут взять верх. Это особенно вероятно в ситуации неудачи, поражения.

В этот горький момент многим людям кажется, что все потеряно и хуже уже ничего не может быть. Некоторые в таком состоянии стремятся взять реванш любой ценой, любыми методами, не гнушаясь ничем. Это очень опасный и ложный путь, и если «асуры» пойдут по нему, то вполне возможно, что состояние их души приблизится к адским мирам. На самом деле нам всегда есть, куда падать. И пусть в данный момент мы чувствуем себя сколь угодно плохо, это не значит, что нельзя еще глубже провалиться в эмоциональную яму. Даже в самом Аду есть ярусы разного уровня, и страдания в верхних слоях Ада, хотя и ужасны, все же не настолько интенсивны, как в его сердцевине. И падение, и восхождение для нас не имеют предела. Выбор всегда остается за нами.

Воплощение в мирах Сансары

Согласно буддизму мы совершаем постоянный круговорот среди миров Сансары, то находясь в тонком теле, то облачаясь в плотное. И если после смерти мы, как правило, снова попадаем в один из шести миров Сансары, то логично предположить, что и до рождения каждый из нас находился в каком-либо из них. Поскольку мы приходим на Землю из разных миров, то условия нашего воплощения очень различны. Похоже, что мы рождаемся в такой стране и в такой исторический период, в такой семье и в таком ближайшем окружении, которые созвучны тому, какими мы были до рождения и в каком мире находились. Будучи в тонком мире, мы оживили своим духом именно тот сперматозоид и ту яйцеклетку, которые были нам близки и с которыми у нас имелись кармические связи. Или, говоря словами пословицы, яблочко от яблони недалеко падает. Ну а дальше, вдобавок к этому, мы получаем еще и воспитание, соответствующее психологии нашей бывшей «родины». И если мы пришли из нижних миров, то и первоначальные условия, и воспитание окажутся очень неблагоприятными для нашей земной жизни. Только так можно объяснить чудовищную несправедливость заведомо неравноценного воплощения, а иногда и предопределенности судьбы разных людей (например, врожденная инвалидность или ранняя смерть на войне, концлагерь).

Когда мы говорили о психологии людей, созвучной шести мирам Сансары, мы не ставили акцент на том, каким образом они приобрели такую психологию, почему они стали такими. Конечно, для этого имелись внешние и внутренние предпосылки. Те люди, которые ведут себя подобно неприкаянным духам, скорее всего, прибыли на Землю именно оттуда. Поэтому и условия их воплощения (выбор родителей, первоначального окружения, собственные внутренние склонности) способствовали тому, чтобы они состоялись именно в этом качестве. Те, кто приходит на Землю, имея за плечами Ад, попадают в крайне агрессивную или преступную среду И то, что они изначально видят на Земле, в смягченном виде воспроизводит их дорожденческое существование.

Вероятно, это является общим космическим законом, и нам от него никуда не деться, как бы ни казалось это несправедливым с нашей ограниченной земной точки зрения. И пусть мы вынужденно несем в своей психике негативные отпечатки бывшей «родины», в нашей власти все же скорректировать их в процессе земной жизни. Цель нашего развития должна быть в том, чтобы не возвращаться после смерти в тот же самый мир, откуда мы пришли, а подниматься все выше и выше среди миров Сансары, пока нам наконец не удастся разорвать всю эту цепь и выйти за ее пределы. К сожалению, из того, что мы видим на Земле, можно сделать вывод, что большинство людей будут вынуждены возвратиться в те же самые миры, откуда они прибыли на Землю. Они подходят к концу жизни почти с теми же личностными качествами, с которыми начинали жить, не говоря уж о том, что некоторые могут и ухудшить свою карму.

Люди бездеятельные, стремящиеся переложить свои проблемы на кого-то другого, обычно этого не осознают. Им кажется, что они ищут глубоких и бескорыстных отношений и хотят, чтобы их полюбили со всем их душевным смятением и неустроенностью. Это – «преты», неприкаянные духи на Земле, и соответствующий мир ждет их в посмертье. Как мы уже знаем, это один из самых тяжелых миров в Сансаре, да и на Земле этим людям живется очень нелегко. Они уныло переживают свое одиночество и отверженность, поскольку большинство окружающих избегает их. Люди готовы скорее увлечься ярким злодеем, чем впустить в свою жизнь того, кто цепляется за них, нагружая своими проблемами. И хотя «преты» не совершают самых смертных грехов, по словам Ф. Ларошфуко, «слабохарактерность еще дальше от добродетели, чем порок». Их задача – понять в процессе земной жизни, что надеяться надо на себя и ковать свою судьбу самому, а не ожидать счастья от кого-то извне. Такое понимание «претам» дается нелегко и может прийти только через страдания[10].

Если им это удастся и они приобретут другую психологию, то в мир Претов они больше не вернутся. Но многие ли люди, будучи первоначально «претами», сумели вырваться из этого состояния в земной жизни? Я думаю, большинство читателей согласятся, что такие люди сравнительно редки. То же относится и ко всем другим типам. Тем более что многие люди занимают позицию: раз уж я такой, то таким и буду, не ломать же мне свою «индивидуальность». Вот так и получается, что мы ходим по заколдованному кругу, возвращаясь после смерти в тот же мир, откуда в свое время пришли на Землю.

Помимо этих основных шести миров в Сансаре существуют и промежуточные миры, в которых мы также можем воплотиться. Наше воображение, опираясь на земной опыт, вполне способно создать такие «гибридные» миры. Например, мы можем представить себе нечто среднее между миром Дэвов и Асуров – энергетически сильный мир существ с ярко выраженным эго, где доброжелательность и вражда уравновешены и встречаются почти в равных пропорциях. Но люди, бывшие особенно злыми «асурами» в земной жизни, рискуют попасть в гораздо более страшное место – в промежуток между миром Асуров и Адом, о чем мы уже говорили. Нам легко также представить состояния психики на грани людей и животных – об этом много пишут не только в научно-фантастических произведениях, но и наши собственные наблюдения дают богатый материал для таких представлений. Животные, живущие вместе с людьми (особенно собаки), иногда так хорошо понимают своих хозяев, как будто они наделены человеческим сознанием. А с другой стороны, есть совершенно опустившиеся люди, которых мы считаем почти животными. В этом отношении интересны фотоснимки, на которых запечатлены роющиеся на помойках бомжи рядом с собаками, имеющие очень похожие выражения лиц и морды. Именно о подобном существовании говорится в Тибетской книге как о воплощении в мире Животных. И много еще других «гибридных» миров можно представить в своем воображении. У многих из нас сама земная жизнь протекает так, как будто она находится на грани с другими мирами – с теми, откуда мы, по-видимому, пришли сюда.

Окончание Тибетской книги посвящено переходу из Бардо к новому воплощению в одном из миров Сансары. Здесь даются советы, как выбрать эпоху, место рождения и родителей, чтобы будущая жизнь не вылилась в одни сплошные страдания.

Интересно, владели ли мы этим сокровенным знанием еще до рождения? Подозреваю, что не очень, особенно те, кто недоволен своей судьбой. Слава Богу, что теперь мы можем хотя бы задуматься об этом и принять меры к тому, чтобы следующая жизнь стала хоть немножко счастливее нынешней, а главное – имеющей понятный для нас смысл.

Согласно взглядам тибетских лам, условия нашего появления на Земле предопределяют слишком многое, чтобы обойти этот вопрос стороной. А в отношении других сансарических миров это еще более важно, так как во многих из них существование продолжается гораздо дольше, чем короткая земная жизнь всего лишь в несколько десятков лет. Если считать, что мы сами хотя бы отчасти определяем свою судьбу, то это влияние должно относиться и к моменту зачатия. Иначе наша свобода воли становится более чем сомнительной – в процессе уже начавшейся жизни мы далеко не всегда можем в полной мере влиять на события как по внешним, так и по внутренним причинам.

Как мы уже знаем, в самом конце Сидпа-Бардо, перед новым воплощением, тем, у кого плохая карма, придется особенно тяжело. Страшные ветры, ураганы, разъяренные толпы людей или зверей, бегущих за ними и стремящихся их растерзать, – все это будет подталкивать их к тому, чтобы найти укрытие, место, где можно спрятаться. И вот на их пути возникнут пещеры в скалах или неглубокие ямы, норы в земле, воронки кратеров, джунгли и цветы лотоса. Естественно, что в этот момент любое из этих укрытий покажется спасением, и не воспользоваться им, не спрятаться в нем для убегающего просто невозможно. Тибетская книга предостерегает нас от этого, поскольку все эти места являются ловушками для будущего неблагоприятного воплощения. Укрытие в воронке кратера приведет к воплощению в Аду, в яме – в мире Претов, в норе – в мире Животных, а цветок лотоса окажется не чем иным, как уже знакомым нам материнским чревом.

Конечно, в таком состоянии выбрать подходящее место для нового воплощения очень трудно, и скорее всего, угодишь туда, где впоследствии придется худо. Советы тибетских лам отчасти здесь могут помочь, однако полностью устранить влияние дурной кармы все-таки невозможно. Даже если вы удержитесь от того, чтобы спрятаться в воронке или в норе, то как долго вы сможете продержаться на ледяном ветру, преследуемые полчищами врагов? Пусть даже сверхчеловеческим усилием вы заставите себя не войти в первое попавшееся укрытие, но рано или поздно вам все-таки придется это сделать. А если вы не создали себе хорошую карму, то более благоприятных видений (например, дворцов из мира Дэвов) перед вами все равно не возникнет. Тем не менее в пределах возможного для вас выбора вы все же можете проявить выдержку и осмотрительность, выбрав из неблагоприятных вариантов относительно менее неблагоприятный. Именно в этом смысле закон кармы действует не с математической точностью, и знание законов Бардо может хотя бы отчасти облегчить нашу дальнейшую участь.

Психологически подобные вещи всем нам доводилось испытывать в земной жизни. Как часто, стремясь поскорее сменить обстановку, не удовлетворяющую нас, мы попадаем в другую, еще более неблагоприятную. Когда мы находимся в смятенном состоянии, то сделать правильный выбор становится почти невозможным даже в земной жизни, где смятение никогда не достигает такой интенсивности, как в Бардо. В этом состоянии мы не видим выхода, поскольку все, что находится в пределах нашего обозрения, в свете наших эмоций кажется безотрадным и угнетающим. Прямо как в русских сказках витязь, останавливаясь на распутье, читает надпись: «Направо пойдешь – шею свернешь, налево – коня потеряешь…» А научные и чисто статистические данные говорят о том, что чем чаще человек оказывался в неблагоприятных ситуациях, тем больше вероятности, что это будет повторяться и в дальнейшем.

Когда человек многократно ошибается в выборах, то ему не удается управлять своей жизнью. В результате он может прийти к ложному выводу, что лучше ничего не решать и не предпринимать, а быть пассивным и подчиниться судьбе. В результате он легко оказывается объектом манипулирования со стороны тех, кто направляет его неиспользованную энергию для собственных целей.

***

Совет думать о хорошем, не поддаваться отрицательным эмоциям и воспринимать любые страшные видения в Бардо как порождения своего сознания проходит через всю Тибетскую книгу. Однако он не так легко выполним на практике, даже если вы искренне стремитесь следовать этому Почему? Да потому, что управлять своими мыслями умеют далеко не все, это очень трудное искусство, которому надо учиться всю жизнь, а может быть, даже и не одну.

Случалось ли вам замечать, как какое-либо ваше состояние порождает поток мыслей, созвучных ему? Эти мысли наплывают на вас, а вы ничего не можете с этим сделать. Чаще всего причиной этого является какое-нибудь реальное событие, когда кто-либо из значимых для вас людей обрадует или огорчит вас. К радостному состоянию притягиваются светлые мысли, и вы вспоминаете все самое хорошее, что с вами уже произошло, и мечтаете о том, что может произойти что-то еще более прекрасное. При плохом настроении ваше сознание порождает тягостные мысли, а вы их допускаете и не можете от них избавиться, неосознанно совершая концентрацию всех неудач, когда-либо произошедших с вами. Именно таким образом происходят психологические процессы у большинства людей.

Однако есть и другой путь. Независимо от реальных событий уметь концентрировать свои мысли в нужном для нас направлении, создавая тем самым определенные состояния души и соответствующие им вибрации в этом и других мирах. Без тренировки это не получится – ведь гораздо легче автоматически следовать мыслью и чувством за событиями, чем создавать события из своих мыслей, чувств и действий. Попробуйте выработать это умение, играя с собой в игру «Я могу испытывать нужные мне психические состояния даже независимо от событий моей жизни». Если нам удастся выработать привычку к концентрации, к дисциплине мышления, то мы начнем замечать, как постепенно изменяются реальные события нашей жизни – сначала совсем немного, а потом все больше и больше.

Людмила Волынская

фрагмент книги «Проблемы жизни и смерти в Тибетской книге мертвых»

Читайте также:

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.